4 августа в Ташкенте начало свою работу двадцать девятое пленарное заседание Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан.

В нем приняли участие члены Сената, правительства, представители министерств и ведомств, члены Молодежного парламента при Сенате и работники средств массовой информации.

Пленарное заседание, прошедшее в формате видеоконференцсвязи, вела Председатель Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан Танзила Нарбаева.

Пленарное заседание транслировалось в режиме онлайн через канал Сената в YouTube.

Сначала сенаторы обсудили Закон «О государственном долге».

Законом предусматриваются приоритетность государственного долга и расходов на его обслуживание, предельные объемы государственного долга, определение полномочий органов государственной власти и управления по управлению государственным долгом.

При разработке данного закона также уделено внимание созданию эффективной целостной системы по установлению парламентского и общественного контроля при управлении государственным долгом.

Законом устанавливается, что максимальный размер суммы государственного долга по отношению к ВВП не может превышать 60 процентов, за счет государственного долга возможно финансирование только социальных и инфраструктурных проектов.

В соответствии с нормами закона устанавливаются полномочия Президента Республики Узбекистан, палат Олий Мажлиса, Счетной палаты, Кабинета Министров, Центрального банка и Министерства финансов в области управления государственным долгом.

В частности, Министерство финансов определяется уполномоченным органом по управлению государственным долгом.

Четко определяются нормы об управлении государственным долгом и рисками по условным обязательствам государства, основных принципах, целях и стратегии управления государственным долгом, принципе своевременности и полноты исполнения обязательств по государственному долгу, сохранении устойчивости государственного долга.

Кроме того, закон содержит нормы, касающиеся порядка выдачи государственной гарантии, обстоятельств, при которых государственная гарантия не предоставляется, обязанностей заемщиков-резидентов, прекращения действия государственной гарантии.

Отмечалось, что своевременное и полное выполнение обязательств по государственному долгу будет способствовать повышению доверия к Республике Узбекистан как стране-получателю долга, что в свою очередь будет служить дальнейшему привлечению необходимых средств по умеренным ценам.

Порядок полного информирования наших граждан относительно данных о государственном долге и связанных с ним процессах также отражен в законе.

С этой целью установлено, что Министерство финансов ежеквартально размещает информацию о состоянии и изменении государственного долга на своем официальном веб-сайте.

Сенаторами одобрен закон, направленный на обеспечение открытости и прозрачности информации о государственном долге.

Далее обсуждался Жилищный кодекс Республики Узбекистан.

Отмечалось, что при разработке Кодекса был определен ряд положительных целей, в частности, дальнейшее совершенствование порядка ведения работ по строительству, реконструкции и сносу, исходя из общественных нужд, повышение ответственности физических и юридических лиц по соблюдению законодательных и нормативных актов при использовании жилья.

Но в ходе обсуждений сенаторы отметили, что в Кодексе недостаточно раскрыты механизмы применения некоторых норм.

Так, не установлен порядок реализации полномочий органами государственной власти на местах по предоставлению юридическим лицам жилых помещений в государственном жилищном фонде для использования по целевому назначению на условиях договора аренды. А это создает условия для злоупотребления властью и других коррупционных проявлений.

Также было подчеркнуто, что нет ни единого действующего нормативно-правового акта, регламентирующего способы приватизации жилых помещений физическими и юридическими лицами, то есть способы строительства жилья и приобретения жилищных облигаций товариществами индивидуальных застройщиков.

Кроме того, хотя в Кодексе отражено, что на договорной основе с собственниками в установленном законодательством порядке жилое помещение может быть снесено и на его месте построены новые жилые строения, договор нотариально удостоверяется и вступает в силу после получения соответствующего разрешения на строительство соответствующего жилого помещения, не ясно, о каком виде договора идет речь.

Более того, эти вопросы не нашли отражения и в Гражданском кодексе, регулирующем договорно-правовые отношения.

Наряду с этим не соблюдены должным образом технические нормы законодательства. Некоторые нормы противоречат друг другу. Ряд статей наделяет государственные органы дискреционными (неограниченными) полномочиями, а ряд отсылочных норм, используемых в Кодексе, не имеет достаточных оснований. В свою очередь, эти обстоятельства могут привести к различным негативным последствиям.

По итогам обсуждения, принимая во внимание, что Кодекс регулирует важные для общества социально-экономические отношения, было признано целесообразным совершенствовать Кодекс на основе глубокого анализа национальных актов законодательства, опыта передовых зарубежных стран и мнений ученых-правоведов.

Поэтому Кодекс был отклонен сенаторами.

Затем рассмотрен Закон «О внесении изменений в Семейный кодекс Республики Узбекистан».

В ходе обсуждения отмечалось, что в законе есть ряд вопросов, которые необходимо пересмотреть.

Так, в действующей статье 13 Семейного кодекса установлено, что при наличии уважительных причин орган записи актов гражданского состояния может разрешить заключение брака до истечения месяца. При наличии особых обстоятельств (беременность, рождение ребенка, болезнь одной стороны и другие) брак может быть заключен в день подачи заявления. Однако рассматриваемым законом эти нормы исключаются.

В качестве основания для этого указываются иные изменения, вносимые законом. В частности, предусматривается, что теперь заключение брака может быть осуществлено не ранее чем через месяц после подачи заявления в органы записи актов гражданского состояния, а после подачи ими заявления и прохождения медицинского обследования и в установленном порядке.

Однако остается неясным, в течение какого срока будет осуществляться заключение брака после подачи заявления в органы записи актов гражданского состояния и прохождения медицинского обследования в установленном порядке.

Поэтому отмечалось, что принятие данной нормы может привести к ограничению возможности заключения брака в исключительных случаях, т. е. в связи с беременностью, рождением ребенка, болезнью одной стороны и другими обстоятельствами в день подачи заявления, что, в свою очередь, может привести к обоснованным возражениям лиц, вступающих в брак.

В соответствии с действующей статьей 17 Семейного кодекса медицинское обследование лиц, вступающих в брак в возрасте старше пятидесяти лет, а также при наличии особых обстоятельств, таких как беременность, рождение ребенка, болезнь одной стороны и другие, проводится с их согласия.

Согласно изменению, вносимому законом, прохождение медицинского обследования для лиц, вступающих в брак в возрасте старше пятидесяти лет или имеющих общего ребенка (детей), а также для беременной женщины и лица, признающего ее будущего ребенка своим ребенком, является добровольным.

Отмечалось, что в соответствии с данными изменениями в настоящее время медицинское обследование отдельных лиц осуществляется на добровольной основе, а не с согласия самих лиц, вступающих в брак.

Кроме того, болезнь одной стороны, предусмотренная действующей редакцией, оставлена без внимания в процессе внесения изменений в Семейный кодекс. Это, в свою очередь, приведет к ограничению прав данной категории лиц.

Вместе с тем вносимыми изменениями в Семейный кодекс предусматривается отмена месячного срока регистрации брака и заключение брака после подачи заявления в органы записи актов гражданского состояния и прохождения медицинского обследования в установленном порядке.

Однако недостаточно обоснованы предложения по включению данной нормы, равно как не изучен, не проанализирован и опыт национальных и зарубежных стран.

Так, хотя инициаторами закона констатировано, что в некоторых зарубежных странах сроки регистрации брака отсутствуют или это осуществляется в короткий срок, в ряде зарубежных стран и стран СНГ, к законодательству которых близко наше законодательство, эти сроки все еще существуют. Например, в России (не менее 1 месяца и не более 12 месяцев), Армении (не менее 1 месяца и не более 3 месяцев), Азербайджане и Казахстане (не менее 1 месяца), а также во многих других странах соответствующие сроки заключения брака сохранились.

Отмечалось, что наличие действующих норм и правил, то есть сроков регистрации брака, трактуется как побуждение лиц, вступающих в брак, тщательно обдумать свои решения, не допустить поспешный брак молодых людей, что может дать возможность подготовить их к семейной жизни, снизить количество разводов в стране. Кроме того, подчеркивалось, что принят ряд соответствующих подзаконных актов в данном направлении.

Исходя из вышеизложенного сенаторами принято постановление об отклонении Закона «О внесении изменений в Семейный кодекс Республики Узбекистан».

На пленарном заседании обсуждался также Закон «О внесении изменения в статью 2061 Кодекса Республики Узбекистан об административной ответственности».

В ходе обсуждения сенаторы отметили, что при разработке закона не приняты во внимание уровень социально-экономического развития государства, доходы населения, его социально-психологическое положение, а также реализуемые реформы по сохранению семей и предложения международных организаций.

В частности, рекомендации ООН по разработке законодательства о насилии в отношении женщин предусматривают, что наложение штрафов на лиц, обвиненных в домашнем насилии, следует рассматривать как бремя для потерпевшего и поэтому как неприемлемую форму наказания для правонарушителей.

В заключительных рекомендациях 6-го периодического доклада Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин подчеркнуто, что за несоблюдение принципов защиты нужно применять соответствующие сдерживающие меры наказания.

Кроме того, в 35-й Рекомендации Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин сказано, что применение мер защиты не должно ложиться чрезмерным финансовым, бюрократическим или личным бременем на женщин, пострадавших от насилия или в результате насилия.

В ходе обсуждения отмечалось, что наказание, назначенное за неисполнение требований охранного ордера лицом, совершившим притеснение и (или) совершившим насилие либо склонным к их совершению, фактически ложится в качестве груза на потерпевшего.

По мнению местных и зарубежных экспертов, наложение штрафа на лицо, совершившее притеснение и насилие, за нарушение охранного ордера, усиливает вероятность нарушения обязательств Узбекистана по статье 2 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (воздерживаться от совершения каких-либо дискриминационных актов или действий в отношении женщин).

Это, в свою очередь, может негативно сказаться на показателях Республики Узбекистан в международных рейтингах и индексах.

Пунктом 18 Положения, утвержденного постановлением правительства №3 от 4 января 2020 года «О мерах по совершенствованию системы защиты женщин от притеснения и насилия» также на лицо, совершившее притеснение и насилие, возложена обязанность возмещения расходов по размещению в специальный центр по лечению, консультированию и оказанию помощи жертвам насилия, а также компенсированию материального и морального ущерба.

В ходе заседания подчеркивалась необходимость разработки норм закона, которые в целях предупреждения притеснения и насилия в семье не только повысят ответственность, но и, в первую очередь, способствуют в последующем принятию мер в системной и логической последовательности, обеспечивающих нравственную, воспитательную, всестороннюю материальную и гармоничную жизнь семьи.

На основании вышеизложенного сенаторами принято постановление об отклонении Закона «О внесении изменения в статью 2061 Кодекса Республики Узбекистан об административной ответственности».

На пленарном заседании Сената рассмотрен Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан в связи с цифровизацией деятельности судов».

Законом предусмотрено внесение изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс, Кодекс об административной ответственности, Гражданско-процессуальный кодекс, Экономический процессуальный кодекс и Кодекс об административном судопроизводстве Республики Узбекистан.

В ходе обсуждения отмечалось, что есть необходимость пересмотра в законе ряда вопросов.

В частности, законом предусмотрено, что органами государственной власти и управления, органами государственной власти на местах, органами хозяйственного управления и адвокатами обращение и прилагаемые к нему документы могут предоставляться в суды в электронной форме, в том числе через систему межведомственного электронного взаимодействия. Однако в действующем уголовном, административном, гражданском и экономическом законодательстве отмечается, что «обращение и прилагаемые к нему документы могут быть направлены в суд в форме электронного документа», нет ограничений при обращении государственными органами и организациями, а также адвокатами в суд в виде электронного документа. В связи с этим подчеркнуто, что необходимо изучить вопрос внесения дополнений в эти кодексы.

Кроме того, согласно дополнению, вносимому в статью 475 Уголовно-процессуального кодекса, после оглашения приговора он размещается в виде электронного документа на официальном веб-сайте суда в режиме ограниченного доступа, и ссылка электронного адреса официального веб-сайта, на котором размещен приговор, направляется осужденному, оправданному «SMS-сообщением», на телефонные номера или электронным сообщением на электронный адрес, сообщенные ими суду.

Следует отметить, что на практике дела, связанные с частной жизнью граждан или государственной тайной, рассматриваются в судах по уголовным делам. Электронное размещение приговора суда по этим делам на веб-сайте может создать основу для ознакомления с ним посторонним лицам или лицам, не имеющим разрешения к ознакомлению с информацией, а также могущим использовать ее для других целей. Поэтому целесообразно еще раз рассмотреть этот вопрос.

В целом, новая система, вводимая законом, требует необходимости реализации ряда практических мер.

Так, не налажена также практика введения порядка извещения лиц, участвующих в деле, на номера телефонов, которые они сообщили суду посредством «SMS-сообщения» или электронной почты, и фиксации факта извещения в качестве правового эксперимента, оценки его эффективности на практике, полноценного применения этого порядка помощниками судей и адвокатами, правоохранительными органами.

Кроме того, необходимо изучить мнение населения о вводимой системе.

Поэтому целесообразно рассмотреть вопрос введения и апробации данной системы в некоторых регионах в качестве юридического эксперимента.

Учитывая вышеизложенное, Сенатом принято постановление об отклонении данного закона.

Далее рассмотрен Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан».

Отмечалось, что данный закон разработан в целях обеспечения исполнения указов и постановлений Президента Республики Узбекистан, касающихся деятельности органов внутренних дел.

Законом предусмотрено внесение изменений и дополнений в законы Республики Узбекистан «О государственной власти на местах», «Об органах внутренних дел» и «О порядке отбывания административного ареста», а также в Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности.

В частности, законом внедряется порядок ежеквартального представления отчетов министром внутренних дел Республики Каракалпакстан, начальниками главных управлений внутренних дел города Ташкента и Ташкентской области, начальниками управлений внутренних дел областей, их заместителями соответственно Жокаргы Кенесу Республики Каракалпакстан, местным Кенгашам народных депутатов.

Наряду с этим вводится порядок представления отчетов местным Кенгашам народных депутатов ежеквартально – начальниками районных, городских подразделений внутренних дел, ежемесячно – их заместителями и каждые шесть месяцев –старшими инспекторами по профилактике махаллинских пунктов правопорядка.

Кроме того, вносятся дополнения в Закон Республики Узбекистан «Об органах внутренних дел», направленные на определение правового статуса и основных функций махаллинских пунктов правопорядка, осуществляющих деятельность в системе органов внутренних дел.

Так, в закон вносится норма о махаллинском пункте правопорядка. Устанавливается, что махаллинские пункты правопорядка являются структурными подразделениями органов внутренних дел, осуществляющими деятельность по охране общественного порядка, профилактике правонарушений и борьбе с преступностью непосредственно в махаллях, а также по организации взаимодействия органов внутренних дел, других органов правопорядка и общественных формирований по обеспечению безопасности и спокойствия граждан в разрезе махаллей.

Данный закон создает прочную правовую основу для открытости деятельности органов внутренних дел, а также для контроля за их деятельностью представителями народа, служит повышению ответственности органов внутренних дел перед представителями народа и расширению их взаимовыгодного сотрудничества, повышению эффективности принимаемых мер по профилактике правонарушений и общественной безопасности.

Закон одобрен сенаторами.

На 29-м пленарном заседании Сената впервые широко обсуждался Национальный доклад о противодействии коррупции в Республике Узбекистан.

На заседании директор Агентства по противодействию коррупции представил подробную информацию о проделанной в стране работе в сфере противодействия коррупции.

В ходе обсуждений сенаторы подвергли критике увеличение количества коррупционных фактов, несмотря на реформы, проведенные в этой области.

В сфере государственных закупок по республике бюджетными заказчиками в 458 конкурсах нарушены требования законов «О государственных закупках» и «О конкуренции».

В ходе обсуждений члены Сената дали рекомендации Кабинету Министров, Агентству по противодействию коррупции и ряду министерств, направленные на дальнейшее совершенствование их деятельности по противодействию коррупции.

В частности, рекомендовано разработать нормативно-правовые акты, обеспечивающие независимость структур внутреннего контроля государственных органов и организаций и дальнейшее совершенствование их деятельности, реализовать проекты «открытая, прозрачная и подотчетная территория» и «открытое, прозрачное и подотчетное министерство», строго обеспечить открытое объявление о вакансиях и требованиях к ним, заполнить системы антикоррупционного контроля компетентными и честными кадрами, обеспечить последовательный контроль за целевым расходованием бюджетных средств, продолжить совершенствовать деятельность территориальных советов по противодействию коррупции и освещать в средствах массовой информации мероприятия, связанные с противодействием коррупции.

Предложения, высказанные в ходе обсуждения, нашли отражение в постановлении Сената.

В ходе первого дня пленарного заседания сенаторами рассмотрено 7 вопросов, в том числе 6 законов.

На этом двадцать девятое пленарное заседание Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан завершило свою работу.

Информационная служба

Сената Олий Мажлиса

Республики Узбекистан